?

Log in

No account? Create an account

snorri_di

Альфонс де Ришелье

« previous entry | next entry »
Nov. 11th, 2008 | 11:25 pm
music: Monty Python - Lumberjack

Все более или менее заинтересованные в истории Франции первой половины XVII века знают имя этого человека, хотя никакого очевидного вклада в политику, военное дело, литературу или искусство он не внес. Однако одного его поступка было достаточно, чтобы в корне изменить судьбу его близкого родственника, ставшего, по словам многих историков, одним из отцов-основателей современной Европы.

Альфонс Луи дю Плесси де Ришелье родился предположительно в Париже то ли в 1582, то ли в 1583 году. Второй сын главного прево королевского дома Франсуа де Ришелье и его жены, урожденной Сюзанны де ла Порт, в канун беспорядков, охвативших французскую столицу в ходе противостояния Генриха III и Лиги, он вместе с матерью, братьями и сестрами (всего в семье было пятеро детей) покидает Париж. Последующие несколько лет они проводят в своем родовом поместье Ришелье, где их настигает известие о смерти 42-летнего Франсуа. Кроме доброго имени, он оставил своей вдове множество долгов и незначительное состояние, которое та, под бдительным оком старой свекрови, пыталась немного увеличить.

Начальное образование все дети получили, как и было заведено, дома, под руководством местного священника, а в знаменательном 1594 году, когда Генрих Наваррский в последний раз за свою бурную жизнь сменил веру, сказав знаменитое: "Париж стоит мессы", все три брата, Анри, Альфонс и Арман, вернулись в Париж, где, после нескольких лет гражданской войны, вновь открывались учебные заведения. Среди прочих, и знаменитый Наваррский коллеж, основанный еще Жанной Наваррской, супругой Филиппа Красивого. Именно туда определил двух младших племянников Амадор де ла Порт, единокровный брат мадам де Ришелье и командор Мальтийского Ордена.

Именно этот родственник выдвинул сперва идею о том, чтобы Альфонс, по его примеру, сделался рыцарем-иоаннитом, но тот, не испытывая ни малейшей тяги к подобному служению, требовавшему, помимо прочего, умения плавать, попытался весьма оригинальным способом доказать свою непригодность: он залез в реку и едва не утонул, демонстрируя таким образом полное отсутствие навыков держаться на воде. После этого случая вопрос о Мальтийском Ордене отпал сам собой.

Впрочем, сложностей с выбором поприща для среднего сына перед матерью, по мере сил боровшейся с материальными трудностями, не возникало. Как известно, последний Валуа даровал семье своего прево право распоряжаться доходами с пуатевинской епархии Люсон. Подобная практика, когда монарх фактически назначал аббатов и епископов (тогда как эта прерогатива формально принадлежала Папе Римскому) повелась с 1516 года, когда между Франциском I и Святым Престолом был заключен Болонский конкордат, позволявший французским монархам по собственному усмотрению формировать верхушку галликанской церкви. Таким образом, на семейном совете было решено, что Альфонс, по достижении канонического возраста, возглавит Люсонский диоцез.

Дальнейшее образование будущего епископа проходило в традиционном ключе: обязательный третий этап в коллеже, включавший в себя курс философии, усиленные богословские занятия и, в конце концов, докторская степень. Все, казалось бы, шло по намеченному плану, однако в 1602 году случается нечто, едва не приведшее семью к финансовой катастрофе. Альфонс, тихий и замкнутый юноша, которому церковная карьера подходила как нельзя лучше, внезапно заявляет, что отказывается от митры и уходит в монастырь. Никакие уговоры не смогли его переубедить. Что повлияло на подобное решение, остается лишь догадываться...

Отсутствие кандидата от семьи на должность епископа означало потерю доходного места. Причем церковные бенефиции (сумма не самая большая по тем временам - 16000 ливров в год) были существенным дополнением к семейному бюджету, потому как традиционный источник доходов для дворян - земельная аренда - приносила не слишком много денег в провинциях, по которым разорительным маршем прошлись религиозные войны. На придворной службе состоял только старший брат, наследник родового имени и поместий, младший же готовился завершить обучение в военной Академии. Именно последнему выпала участь заменить Альфонса. 17-летний кадет безропотно меняет возможность получить офицерский патент на учебники по богословию и уже через неполные пять лет становится епископом Люсонским.

Альфонс же, пройдя через послушание, через три года, в 1605, принимает постриг и последующие двадцать лет ведет тихую жизнь в картезианском монастыре Бомпа, где становится настоятелем. Об этом периоде его жизни известно совсем немного, в отличие от биографии его младшего брата, поэтапно восстанавливаемой во всех деталях историками и любителями. Именно младший брат заставит отца Ансельма, как стал зваться в монашестве этот сын главного прево, резко изменить свою жизнь.

В 1624 году, уже будучи кардиналом, Арман де Ришелье назначается королем Людовиком XIII на должность государственного министра. Как это нередко происходит, возвышаясь сам, человек помогает возвышаться своим близким. В 1626 году освобождается кафедра архиепископа в Экс-ан-Провансе. То, от чего в двадцать лет он пытался убежать, настигло его на пятом десятке: Альфонс де Ришелье становится епископом. Впрочем, в Эксе он надолго не задержался. Два года спустя младший брат, чье влияние на дела государства постепенно усиливалось, добивается для старшего брата места архиепископа Лионского.

В Лионе же новоявленный прелат пользовался всеобщим уважением и любовью: очень благочестивый, скромный и доброжелательный, даже в моменты, когда ропот в адрес его брата усиливался до предела, для всех он оставался образцом добродетели, а его помощь бедному люду вошла в легенду.

Через год следует очередное повышение: его избирают в Священную коллегию. Таким быстрым продвижением он вновь был обязан младшему брату. Дабы их, носящих одну фамилию, не путали, Альфонс стал с тех пор называться кардиналом Лионским.

В сентябре 1630 года Людовик XIII, направлявшийся к месту ведения операций, названных впоследствии войной за Мантуанское наследство, был вынужден остановиться в Лионе: гнойный абсцесс в кишечнике едва не свел в могилу 29-летнего короля. Во время его болезни кардинал Лионский, пользовавшийся безграничным доверием сына Генриха Великого, неотлучно находился при нем. К счастью, недуг отступил.

Кардинал Ришелье, в то время находившийся на границе с Савойей, лишь позднее узнал о том, что королева-мать Мария Медичи, некогда его покровительница, а ныне яростная противница, пыталась добиться от сына согласия на отставку первого министра, уже усмирившего французских протестантов и начавшего проводить анти-испанскую политику. Людовик ответил неопределенно, однако, вернувшись в Париж, словно позабыл о своем обещании подумать над просьбой матери. Кризис наступил 10-11 ноября того же года, закончившись победой Ришелье. "Мы более обязаны государству, чем матери", - эти слова короля, не являвшегося, как это нередко утверждается, жестокосердным сыном, расставил все точки на i. В мае 1631 года, в знак протеста против пребывания кардинала в Совете, Мария Медичи покидает Францию, по выражению Мишле, уйдя навсегда с политической сцены.

Дождь благодеяний немедленно пролился на голову первого министра. Среди прочего, Альфонс де Ришелье получил должность Главного раздатчика милостыни короля (Grand Almonier). Через два года оба брата стали командорами Ордена Святого Духа, высшей награды во французском королевстве.

В 1638 году в Лионе разразилась эпидемия чумы. Кардинал в то время не отходил от заболевших, помогая врачам ухаживать за больными и отведя часть своей резиденции под лазарет. Как ни удивительно, зараза его не тронула. Такое поведение еще сильнее укрепило его репутацию среди прихожан, как простых, так и высокопоставленных. Говорили, что у него не было иных недостатков, кроме пристрастия к шоколаду, завезенному из Испании королевой Анной Австрийской.

По свидетельствам очевидцев, Альфонс очень сильно переживал смерть младшего брата (4 декабря 1642). Несмотря на некоторые противоречия - он скептично относился к тому, что знаменитый министр не проводил гонений на протестантов, - отношения между ними были очень теплыми.

После смерти Армана де Ришелье Альфонс "унаследовал" его должность попечителя Сорбонны, в реконструкцию которой его брат, выпускник знаменитого университета, вложил немало собственных средств. Занимая высокое положение во французской церкви, кардинал Лионский возглавлял похороны короля Людовика XIII, скончавшегося через пять месяцев после Ришелье. В 1644 году он принял участие в конклаве, в ходе которого на папский престол был избран Иннокентий X, и некоторое время выполнял роль французского посланника в Ватикане.

Альфонс де Ришелье, уже долгое время страдавший от водянки, скончался 23 марта 1653 года в Лионе и был похоронен в церкви Ла-Шарите при госпитале для бедняков.

Кто знает, как сложилась бы история Франции, не последуй он в юности велению своего сердца и не откажись от места Люсонского предстоятеля. Возможно, в королевстве появился бы хороший генерал или маршал, но, как известно, сослагательного наклонения история не знает...



Link | Leave a comment |

Comments {36}

maariia

(no subject)

from: maariia
date: Nov. 12th, 2008 07:52 pm (UTC)
Link

Симпатяга какой!

Reply | Thread

Сноррь

(no subject)

from: snorri_di
date: Nov. 12th, 2008 11:33 pm (UTC)
Link

Добродушный :-)))


Edited at 2008-11-12 11:33 pm (UTC)

Reply | Parent | Thread