girl

Welcome!

Всем заглянувшим в мой ЖЖурнал добро пожаловать!
С некоторых пор обитаю преимущественно в фейсбуке.
Instagram: https://www.instagram.com/snorri_di/

В данном сообщении выкладываю, по мере написания, ссылки на некоторые посты (свои - полностью или частично), дабы со временем не затерялись.

Collapse )
charlie

история одного путешествия



20 августа 1589 года в датском замке Кронборг (недалеко от города Эльсинор, где разворачивается действие шекспировского "Гамлета") был заключен брак между одной из старших сестер короля, Анной, и шотландским монархом Иаковом VI, которого на церемонии представлял Джордж Кит, пятый граф Мэришал. Через 10 дней флот, должный сопровождать 14-летнюю принцессу, отправился в путь, однако после ряда неудачных попыток выйти в открытое море, его прибило к берегам Норвегии. Анна по суше добралась до Осло, где вместе с многочисленной свитой стала ожидать более благоприятной погоды.

12 сентября лорд Дингволл, один из членов шотландской делегации, прибыл на родину, где сообщил королю, что из-за непогоды его невеста не может отправиться в плаванье. Иаков призвал своих подданных поститься и молиться за благополучный исход путешествия своей будущей королевы. Сам он написал стихи в честь Анны и велел положить их на музыку, а также отправил датской принцессе несколько любовных посланий на французском языке, где выражал свое нетерпение по поводу скорейшей с ней встречи ("Only to one who knows me as well as his own reflection in a glass could I express, my dearest love, the fears which I have experienced because of the contrary winds and violent storms since you embarked...").

В октябре королю сообщили, что датчане решили обождать с путешествием до следующей весны, пока не улягутся бури. Тогда Иаков совершил, по словам Дэвида Уилсона, единственный романтический поступок в своей жизни - отправился во главе флота из 300 кораблей в Норвегию, чтобы самолично доставить молодую королеву в Шотландию. 19 ноября супруги встретились, причем, нетерпеливый Иаков не счел нужным переодеться, прямо в грязных сапогах заявившись в покои Анны, где, несмотря на ее протесты, "поцеловал ее на шотландский манер".

23 ноября они поженились в Осло, после чего последовал месяц свадебных торжеств. В конце декабря молодая чета отправилась в Кронборг навестить вдовствующую королеву Софию, мать Анны, и 12-летнего короля Кристиана IV. В начале марта король и королева Шотландии присутствовали на состоявшейся в Копенгагене свадьбе старшей сестры Анны Елизаветы с герцогом Брауншвейгским. 9 марта Анна и Иаков отплыли в Шотландию на борту "Гидеона". Путешествие завершилось 1 мая 1590, когда корабль пришвартовался в бухте Лита, а пять дней спустя состоялся торжественный въезд королевы в Эдинбург.
hp

Ophelia (2018)

Добрые люди уберегали меня от просмотра «Офелии», но я не послушала.
Ситуацию не спасли ни Шекспир, чья история и обрывки диалогов угадываются в сценарии, ни даже Клайв Оуэн и красивый визуальный ряд, ибо нарочитый посыл «все мужики - козлы, либо подлые, либо тупые» убивает всё, а никакущая главная героиня и заход с близнецами и сонными зельями лишь усугубил и без того беспомощную и рваную, как лоскутное одеяло, историю.
Единственное хорошо, что обошлось без похода в кинотеатр.

palin

The Two Popes (2019)

Джонатан Прайс, потренировавшись на Его Воробейшестве, таки сыграл своего потерянного близнеца Франциска. В роли Бенедикта - сэр Энтони.
Пока посмотреть можно только трейлер

palin

фонтан Сен-Сюльпис

В царствование короля Луи-Филиппа граф Рамбюто, префект департамента Сена, предпринял попытку улучшить ситуацию с водоснабжением французской столицы, для чего в Париже было возведено множество фонтанов. Один из них появился на площади Сен-Сюльпис, что в шестом округе. Поскольку сама площадь располагается перед церковью Святого Сульпиция, а рядом возвышается здание, которое некогда занимала одноименная семинария, оформление фонтана должно было содержать религиозные мотивы.



За дело взялся архитектор Луи Висконти, подготовивший соответствующий проект к марту 1843 года. Работы длились в течение последующих пяти лет, и незадолго до очередной революции, итогом которой стало провозглашение Второй республики, был открыт один из самых красивых фонтанов Парижа.

Он состоит из трехуровневого бассейна, украшенного львами (второй уровень) и античными вазами (третий уровень); венчает его четырехугольное сооружение с куполом и нишами, в каждой из которых расположены изваяния знаменитых проповедников эпохи Людовика XIV. Эти статуи были выполнены разными скульпторами:

* Жак-Бенинь Боссюэ, епископ Мо (1627-1704) - Жан-Жак Фёшер
* Франсуа Фенелон, архиепископ Камбрэ (1651-1715) - Франсуа Ланно
* Эспри Флешье, епископ Нимский (1632-1710) - Луи Депрэ
* Жан-Батист Масийон, епископ Клермонский (1663-1742) - работу начал Жак-Огюст Фожинэ, после его смерти ее продолжил Фукье.




Каждый из почтенных предстоятелей обратил свой взор в определенную сторону света, отчего одним из названий нового шедевра, помимо "Фонтана четырех епископов" (Fontaine des Quatre Evêques), стал "Фонтан четырех сторон света". По-французски это звучит как Fontaine des Quatre Points Cardinaux. Иногда парижане в шутку называют его Fontaine des Quatre Non Cardinaux - игра слов, основанная на том факте, что ни один из увековечанных в мраморе проповедников не был удостоен кардинальского пурпура.


louis

Есть женщины во французских селеньях...

Жила-была в XI веке благородная дама по имени Альмодис де ла Марш (ок. 1020-1071). Будучи ещё юной девой, она стала женой Гуго V де Лузиньяна и (предположительно) к двадцати годам успела родить ему троих детей - близнецов Гуго и Журдена и дочь Мелисенду. Но вдруг (!) выяснилось, что супруги состоят в слишком близком родстве (Таргариены смотрят на них с презрением), а потому брак был расторгнут, при этом дети остались законными и полноправными наследниками своего отца, получившего прозвище Благочестивого, а даму Альмодис бывший пристроил за Понса, графа Тулузского. Что характерно, сам Гуго в повторный брак не вступил.

Граф Тулузский во времена оные был феодалом крайне авторитетным, так что статус Альмодис после второй свадьбы повысился существенно. Для Понса данный союз также стал вторым, зато отцом он сделался только в новом браке, ибо на свет появились ещё четверо детей (три сына и дочь), включая будущего графа Раймона (Раймунда) Тулузского, одного из лидеров Первого крестового похода.

Казалось бы, благодать, однако в 1053 году после тринадцати лет брака находившуюся в Нарбонне Альмодис похищает граф Барселонский Рамон Беренгер I, а помогает ему в этом деле мусульманин, эмир Тортосы. Каким-то образом Рамон венчается с уже глубоко замужней женщиной, они совместно рожают четверых детей, а спустя три года после бракосочетания Папа Римский отлучает их от Церкви, что не мешает супругам продолжать жить во грехе. Старшие их дети также оказались близнецами, и назвали мальчиков незатейливо - Рамон Беренгер и Беренгер Рамон, и впоследствии второй ради власти убьёт первого, получив прозвище Братоубийца. Но за одиннадцать лет до этого, в 1071, их старший брат Пере Рамон, рождённый от первого брака отца, убьёт Альмодис, за что будет лишён наследства и изгнан из владений графа Барселонского.

Но это ещё не всё.

Будучи в третьем, таком скандальном браке мадам графиня сохранила добрые отношения с предыдущими мужьями, просила первого поддержать сына от второго в его войне с герцогом Аквитанским, приезжала в Тулузу на свадьбу дочери, тоже Альмодис (Понс к тому моменту, правда, уже преставился, а то визит окрасился бы особенно пикантными красками), старшие сыновья от каждого из браков стали крестоносцами, а её праправнук, Ги де Лузиньян, даже умудрился недолго побыть королем Иерусалима (ничего хорошего из этого, правда, не получилось).

Вот такое милое средневековое кубло.

Рамон Беренгер в присутствии Альмодис де ла Марш расплачивается с графом и графиней Сердани за Каркассон.

palin

выборы’1492

Ранним утром 11 августа 1492 года сразу после грозы над Сикстинской капеллой взвился белый дым. Большая часовня, Capella Magna, пребывавшая в аварийном состоянии и перестроенная по приказу деятельного Сикста IV (от которого и унаследовала своё ставшее известным на весь мир название), впервые принимала конклав в свежерасписанных Боттичелли, Гирландайо, Пинтуриккио и прочими мастерами кисти и красок стенах. Впоследствии выборы верховного понтифика случались и в других местах, но именно Сикстинская капелла стала прочно ассоциироваться с одним из главнейших мероприятий в католическом мире.



Первым, кто пережил здесь триумф, стал небезызвестный Родриго Борджиа, и ни об одном другом конклаве не было написано и снято столько, сколько об этом событии. Большинство художественных рассказов сводится к стандартной схеме: три фаворита, итальянцы Джулиано делла Ровере и Асканио Сфорца, а также испанец Родриго Борджиа, борются за тиару, валенсиец скупает голос за голосом, торгуется с вёртким Асканио и, получив положенные две трети, радостно берёт себе имя Александра VI.

Реальность, однако, несколько отличалась от мифа, который начали активно культивировать спустя два года, когда обозлённый Джулиано всячески внушал французскому королю мысль о низложении своего недруга-понтифика. Сразу отмечу: возможно - и скорее всего - подкупы имели место быть. Более того, взятки и обещания в будущем молочных рек - вот так сюрприз! - активно раздавались и до, и после 1492 года, так что ничего необычного в этой милой детали не было.

Проблема в том, что основное документальное свидетельство - листы голосования - сжигались после каждого тура, так что судить о ходе конклава можно исключительно по донесениям современников, главным образом, послов, с таким же нетерпением ожидавших результатов выборов, как и семьи голосующих, а также Рим эпохи междуцарствия, когда грабежи и убийства мощной волной прокатывались по разным районам Вечного Города. Казалось бы, кардиналов и прислугу запирали на замок, пресекая общение с внешним миром, однако более или менее общую картину о ходе конклава за мзду малую заинтересованным лицам удавалось получать от церемониймейстеров.

И вот какая картина нам открывается.

Collapse )
panda

Праздничный переполох (2017)

Когда-то французы в промышленных количествах снимали добротные самобытные фильмы, но пару десятилетий назад, впав в ересь бессоновщины, резко сдали. Однако время от времени галльские киноделы таки способны тряхнуть стариной и выдать что-нибудь очень годное. Например, в прошлом году вышел Le sens de la fête (в российском прокате «Праздничный переполох»). Казалось бы, комедия, а, с другой стороны, суровая производственная драма об организаторе праздников, вынужденном бороться с налоговой, руководить идиотами-подчинёнными, договариваться с противными клиентами и вносить ясность в запутанные личные отношения.
Смотришь на главного героя - и мечтаешь, чтобы у тебя была такая же крепкая нервная система.

charlie

Чаринг-Кросс

Элеонора Кастильская, любимая супруга короля Эдуарда I, правившего во второй половине XIII века, скончалась в Линкольне. По дороге в Лондон траурный кортеж сделал 12 остановок, и на месте каждой из них Эдуард приказал воздвигнуть крест в память о жене. На подступах к столице таковой был установлен в деревушке Чаринг, а позже это место, ставшее частью Лондона, назовут Чаринг-Кросс, Крест Чаринга. В 1647 году по распоряжению пуританского парламента крест был разрушен как "объект идолопоклонства".



Но как известно, свято место пусто не бывает. Несколько десятилетий спустя, а именно в 1675 году, на месте креста, находившегося в начале оживленного Стрэнда и неподалеку от дворца Уайтхолл, была установлена конная статуя короля Карла I. Монумент был выполнен в 1633 году французским скульптором-гугенотом Юбером Ле Сюером по заказу Лорда-Казначея Ричарда Уэстона, и изначально располагался в парке лондонской резиденции министра. После казни Карла памятник был продан меднику Риветту, который собирался переплавить бронзового всадника. По крайней мере, так он заявил продавцам. На самом деле, он зарыл ее в своем саду, а дабы не быть заподозренным в симпатиях r роялистам, продал ножи и другие сувениры, якобы отлитые из той самой бронзы. В 1660 году Риветт отрыл статую и продал ее Карлу II, выручив за нее сумму, в несколько раз превышавшую ту, за которую он ее приобрел.



Вот что пишет Л.Н. Воронихина в книге "Города и музеи мира - Лондон" ("Искусство", Л., 1969 г.): "Кроме колонны Нельсона, среди памятников Трафальгарской площади заслуживает внимания конная статуя Карла I работы Ле Сюера, отлитая в 1633 году. По своему типу она близка к многочисленным парадным конным памятникам, восходящим к статуе Марка Аврелия в Риме. Но при этом ее отличает редкий для таких памятников прозаизм в трактовке самого образа короля. Он несколько мешковато сидит в седле, изображен не в античной тоге, а в современном костюме; и на ногах короля — не римские сандалии, а все в складку, ботфорты. Другого такого парадного конного памятника, отмеченного печатью оригинальности, в Лондоне не встретишь.
Статуя Карла I стоит на южной оконечности Трафальгарской площади, носящей название Чэринг-кросс, там, где у начала Уайтхолла скрещиваются несколько оживленных улиц Лондона.
Cтатую установили в 1675 году, на том самом месте, где во времена Реставрации были казнены члены парламента, подписавшие смертный приговор королю".


Табличка на монументе гласит: "На месте, ныне занимаемом статуей короля Карла, прежде находился крест королевы Элеоноры, копия которого стоит перед вокзалом Чаринг-Кросс. Расстояния от Лондона отсчитываются от места, где раньше был воздвигнут крест" ("On the site now occupied by the statue of King Charles was erected the original Queen Eleanor's Cross a replica of which stands in front of Charing Cross Station. Mileages from London are measured from the site of the original cross").

Существует детская считалочка "As I was going to Charing Cross":

As I was going by Charing Cross,
I saw a black man upon a black horse.
They told me it was King Charles the First.
Oh dear, my heart was ready to burst!


Достаточно символично, что за спиной Карла I, известного любителя искусства, располагается Лондонская Национальная галерея. Король смотрит в сторону улицы Уайтхолл, начинающейся от Трафальгарской площади и заканчивающейся зданием Парламента, перед которым установлен памятник Оливеру Кромвелю.


charlie

Sir Thomas Herbert

Многие авторы, описывающие последние два года жизни Карла I, нередко ссылаются на мемуары Томаса Герберта, выполнявшего в 1647-1649 гг. функции личного слуги короля.
Что это была за личность?
Известно, что Томас Герберт родился в 1606 году в Йорке и принадлежал к одной из младших ветвей знатного валлийского рода. Его родителями были Кристофер Герберт и Джейн Акройд. Некоторое время проучившись в Оксфорде и Кембридже (но не получив ученую степень), молодой человек оказался в свите сэра Додмора Коттона, назначенного английским послом ко двору персидского шаха. По возвращении в Англию, состоявшемся четыре года спустя, Герберт осел в Лондоне, где написал труд под названием "A Relation of some Years Travels into Africa and the great Asia, especially the Territories of the Persian Monarchy, and some part of the Oriental Indies, and Isles adjacent" (1634). Книга пользовалась большой популярностью, неоднократно переиздавалась и была переведена на голландский и французский языки.
Томас Герберт был депутатом т.н. Долгого парламента и с началом войны принял сторону противников короля, впрочем, выказывая себя достаточно умеренным человеком. В мае 1646 году, когда Карл I находился в руках шотландцев, Герберт оказался в числе парламентариев, отправившихся в Ньюкасл для ведения переговоров с королем. Сэр Томас, надобно отметить, оказался в этом посольстве не просто так, а, выражаясь современным языком, по блату: он приходился родственником Филипу, 4-ому графу Пемброку, в обязанности которого во время войны входила, помимо прочего, забота о королевских детях.
После того как Карл оказался в замке Холденби, Герберт был приставлен к нему в роли камердинера. Перед казнью король подарил ему серебряные часы, некоторые остававшиеся в его распоряжении книги, включая издание Шекспира 1632 года, и написал небольшую записку, в которой говорил, что не имеет к сэру Томасу никаких претензий и всегда был доволен его службой. Очевидно, этот документ должен был бы обелить Герберта в глазах принца Уэльского и роялистов. Ценность бумаги возросла во время Реставрации, и 3 июля 1660 года нашему герою был присвоен титула баронета.
Томас Герберт был дважды женат: с первой супругой, Люсией Александер, он прожил с 1632 года до самой ее смерти, наступившей в 1671; Элизабет Катлер стала его второй женой в 1672. От первого брака родилось несколько сыновей и дочерей, от второго - единственная дочь, умершая в младенчестве.
Скончался сэр Томас в 1682 году в Йорке, оставив своему сыну, Генри, поместье Тинтерн, что в графстве Монмут, и дома в Лондоне и Йорке.

Если почитать все те же мемуары, озаглавленные как Threnodia Carolina, складывается впечатление, что сэр Томас был всей душой предан Карлу, только о том и помышлял, чтобы угодить плененному государю, и проливал потоки слез, когда того вели на эшафот, а после обезглавили. Кто знает, как оно было на самом деле. Карл, несмотря на свое упрямство и, скажем так, нередко проявлявшуюся близорукость, однако, обладал способностью располагать к себе людей - особенно когда скидывал маску чопорности. Известно, что некоторые из кромвелевских офицеров проникались симпатией к своему высокородному узнику, а двое из них отказались подписывать смертный приговор.
С одной стороны, сэр Томас несколько раз помогал королю, например, за несколько дней до его казни он помог пронести во дворец Сент-Джеймс шкатулку с драгоценностями, заблаговременно спрятанную Карлом "на черный день", которую отдал детям, Елизавете и Генри. Он же занимался похоронами наравне с официальным распорядителем, герцогом Ленноксом.
С другой стороны, свои воспоминания Герберт написал в 1670-х гг., в эпоху царствования Карла II, который, как известно, людей, подписавших смертный приговор его отцу, самих предал казни. Одним из цареубийц был полковник Роберт Фейр, который приходился зятем нашему сэру Томасу. К тому же сэр Томас по материнской линии приходился родственником генералу Томасу Ферфаксу, занимавшему пост главнокомандующего войсками парламента.
К тому же среди т.н. Clarke Papers обнаружился весьма примечательный документ:

My letters have ever bin welcome to your hands, and soe I am assured this will doe the like, conveying such good newes as the happy prevention of the Kinges escape this last night, which was most graciously prevented. Mr. Dowsett the Clerke of the Kitchin, and one Osborne (gentleman usher and recommended by my lady Wharton, a truly soe seemingly pious and faithfull that we all tooke him for a very upright man) having corrupted the sentinells and Mr. Readinges man, a barber and butt newly entertain'd, had design'd to conveye the Kinge over the Castle wall at midnight, two of the Worseleys, gentlemen of this Isle, and Osborne had prepared horses and brought them to the counterscarpe of the line. The Kinge alsoe had cutt the toppe of a stronge iron barre in's chamber, and was ready to descend by a rope which Dowsett was to furnish. Now itt pleased God to move two of the 3 souldiers' hearts to reveale itt to the Governour, who lett the plott goe as farre as itt would, butt the rope failing, the Kinge attempted itt noe further then to bee ready when the signe should bee, which was the throwing a stone against the windowe. The 2 souldiers that discover'd itt have 10li. a piece given them, and deservedly, that others may bee incouraged to bee honest uppon all occasions. The designe is (att our request alsoe) examining, to the end that all false hearts may fully bee discover'd as God will give way, for truly itt is cause of joy and sorrow; joy that soe dangerous an attempt succeeded nott according to the craft of those villaines and the expectation of our enemies; sorrow that in soe small a family such perfidie should bee harboured and to throw a scandall uppon the honest partie who serve by principles of conscience and honour, and were itt nott unseemly to justifie my self I should say somethinge that your good opinion may bee continued where I hope 'tis fix't. Truly I appeale to the Governour what my diligence and care hath bin, without any mixture of other businesse, and to God as touching the integrity of my heart, which I hope will never faile mee, I pray heartily for itt, I shall indeavour itt to the utmost; and as I wish the false may have their reward proportionable to their demeritt, soe I pray God such as bee faithfull may nott bee discouraged. I am sure 'tis an unspeakeable joy to mee that God has vouchsafed us such a mercy.
Sir, your most affecionate humble servant,
T. H.a
Caresbrooke Castle,
May 29, 1648.


Письмо написано после неудачной попытки Карла сбежать из замка Кэрисбрук, где он находился в 1647-1648 гг., и адресовано генералу Ферфаксу.
Кто был этот таинственный T.H.? Может быть, Томас Герберт, может быть, кто-то иной, вопрос остается открытым.


Неизвестный художник. Портрет сэра Томаса Герберта. 1642.
Government Art Collection.