?

Log in

No account? Create an account

snorri_di

Филипп II. Очередной.

« previous entry | next entry »
Nov. 15th, 2007 | 12:10 pm

В связи с изобилием худлита по елизаветинской Англии, где, согласно авторам, жили сплошь и рядом доблестные сэры и пэры вперемешку с благородными пиратами, захотелось вспомнить о светлой памяти Филиппе II, короле Кастилии, Арагона и прочая, прочая. В массовом создании, окученном протестантскими памфлетами и удобренном – да еще сколь обильно! – небесталанным месье де Костером, спрятался, аки в мрачных застенках инквизиции, черный-черный человечек с черными-черными помыслами, на досуге сжигавший обезьянок и вольнолюбивых еретиков.
А зря. Государь этот был воистину велик и заслуживает самого искреннего уважения.
Вот что пишет о Филиппе II образца 1580-х гг. Кэролли Эриксон (!) в биографии его извечной английской соперницы («Елизавета I», М., АСТ, 2001):

"Король Филипп достиг вершины славы. Еще ни один европейский государь не правил таким количеством подданных и не обладал таким состоянием. Но под королевским облачением скрывался невидный человек с седой бородой и грустным взглядом. "В парчу меня одели против воли", - жаловался он впоследствии дочерям, описывая коронацию. Украшения ему были не нужны, они противоречили его глубоко аскетическому по своей сути характеру. И тем не менее Филипп покорно уступил традиции, не желая обмануть ожиданий своих новых подданных. "Говорят, здесь так принято", - пояснял он.
Филипп пришел к могуществу, испытывая глубокий упадок душевных сил. Жизнь принесла ему больше страданий, чем радости. Лишь недавно потерял он своего ближайшего и самого дорогого друга - четвертую жену, Анну Австрийскую. Ее скромность и непритязательность были вполне сродни его собственному стилю; "она редко выходит из своих покоев, и двор ее скорее напоминает женский монастырь", - писал один современник; после ее смерти обездоленный супруг заметно постарел. Он схоронил четырех жен и двух наследников трона. Выжило лишь несколько из многочисленных детей Анны, и к тем, кто остался, Филипп испытывал необыкновенную отцовскую привязанность, смешанную, впрочем, с чувством некоего фатализма. Он тянулся к любимым и в то же время готов был расстаться с ними, будь на то воля Божья, ибо приучил себя к тому, что личные его несчастья - это дань, которую требует от страждущей души непостижимая верховная сила. То же самое касалось и побед. Они не ему принадлежали, а Богу, и он принимал их с достоинством, но и словно бы несколько отстраненно.
Мирская власть радовала Филиппа куда меньше, чем думали его противники. В отличие от него они быстро прикинули, что принесла ему португальская корона: гигантские пространства в Африке, Новый Свет и Дальний Восток - таким богатством не могли похвастаться все европейские державы, вместе взятые; у него было двенадцать больших галеонов с опытной командой и ремонтными доками. Испания, и без того господствовавшая тогда над миром, в 1580 году еще более укрепила свое положение, и те, кто страшился ее, лихорадочно подсчитывали количество воинов, которых она готова была выставить в любое время, вооружения и боевые корабли, пытаясь угадать, что же может быть на уме у непроницаемого и даже несколько мечтательного на вид старого монарха.
Для папы, для английских католиков-изгнанников, будь то в Испании или где-нибудь еще на континенте, это было ясно. Филиппу следует обрушиться всей своей военной мощью на Елизавету - эту "английскую грешницу". Монарху, который при помощи своего великого военачальника, герцога Альбы, в течение нескольких месяцев покорил Португалию, чей флот в сражении при Лепанто разбил военно-морские силы ислама и стал, таким образом, владыкой Мирового океана (несколько неудачных стычек с английскими пиратами не в счет), такому монарху следует безо всяких колебаний сокрушить Англию. <...>
И Филипп был согласен с тем, что протестантскую Англию следует поставить на колени. Елизавета ему никогда не нравилась - ни как свояченица, ни как возможная супруга кого-либо из европейских монархов. Он обещал папе, что освободит из плена Марию Стюарт и будет способствовать ее законному воцарению в Англии - и силой оружия, и деньгами. В этом выступлении против Елизаветы прослеживались и личный интерес Филиппа, да и жажда реванша. Уже много лет Елизавета противостояла ему в Нидерландах, финансируя различные мятежи и нанося немалый материальный ущерб. Ее корабли перехватывали его суда и отнимали серебро - которое затем шло на подкуп голландских мятежников, - а настойчивые разговоры о браке с наследником французского престола подрывали и без того ненадежный мир между Габсбургами и Валуа. И если он действительно хочет отомстить, то теперь для этого самый удачный момент: располагая объединенными флотами Испании и Португалии, можно, используя порты последней, успешно атаковать небольшой, хотя достаточно сильный флот Елизаветы.
Все это Филипп прекрасно понимал, и тем не менее, сидя с пером в руках за простым дубовым столом и раздумывая с упованием на Всевышнего о делах христианского мира, он нередко погружался в какое-то странное забытье. Приближенные отмечали рассеянный взгляд и отрешенное выражение лица, что заставляло их всерьез беспокоиться о здоровье своего государя, тем более что впадал он в подобную меланхолию все чаще и чаще, не находя удовольствия ни в чем, кроме как в обществе детей и прогулках по своему огромному, похожему на гробницу дворцу.
Эскориал представлял собою материальное воплощение душевной смуты своего хозяина - мрачное, глухое сооружение, центром своим имеющее монастырь. Личные покои короля, весьма аскетично обставленные, соединялись с большой, величиной с собор, часовней; лежа в своей простой кровати, король мог наблюдать за мессой и слушать хор, исполняющий духовные гимны на музыку придворных композиторов. Филипп скупал шедевры средневекового искусства и делал заказы самым даровитым из современных мастеров, но все это не ради красоты, а во имя веры.
Эскориал был одновременно огромным хранилищем реликвий и дворцом в ренессансном стиле. Король с равным тщанием относился к переписке с торговцами античностью и государственным документам, читая и перечитывая каждое слово и оставляя на полях заметки, написанные ровным, твердым почерком. Он собрал уникальную коллекцию святых мощей, находя в поклонении им отдохновение для души; подобно окружающей дворец сельской местности они "способствовали возвышению духа и праведным размышлениям".
У английских, да и не только английских, протестантов сложился совершенно иной облик короля, по крайней мере, они никак не представляли себе Филиппа кротким близоруким стариком, разглядывающим свои реликвии. В их глазах это был захватчик, вынашивающий в своей крепости самые зловещие планы. Все, что они знали о нем, питалось страшными слухами: будто он убил своего сына дона Карлоса, будто он святее самого папы - фанатик, каких свет не видел, - будто его солдаты безжалостно уничтожают в Новом Свете миллионы туземцев, сковывая их цепями, как собак, моря голодом и подвергая самым зверским пыткам вроде каленого железа..."


Link | Leave a comment | Share

Comments {60}

antoin

(no subject)

from: antoin
date: Nov. 15th, 2007 09:30 am (UTC)
Link

Классная цитата! Вива Эспанья!

Кстати часто забывают тот факт, что Филипп II очень сильно протестовал против желания папы отлучить от церкви то Елизавету, то Жанну дАльбре, и особенно ругался, когда Елизавету таки отлучили. Вообще всё правление своё он с Ватиканом не ладил. Вот вам и "фанатичный католик"

Reply | Thread

Сноррь

(no subject)

from: snorri_di
date: Nov. 15th, 2007 01:24 pm (UTC)
Link

Цитата преотличная, даже удивительно, что англо-саксы могут так хорошо отзываться о Филиппе.

А почему он с Ватиканом не ладил?

Reply | Parent | Thread | Expand

valya_15

(no subject)

from: valya_15
date: Nov. 15th, 2007 09:33 am (UTC)
Link

Большое спасибо!
Думаю, в отношении образа в художественной литературе дону Фелипе больше всего не повезло с Шарлем де Костером. Когда я читала книгу Бруно Франка "Сервантес", где параллельно прослеживаются судьбы, так сказать, главного героя и короля Филиппа, сразу отметила про себя, что там авторский подход к Филиппу много более снисходителен. Франк его не хвалит и не оправдывает, но жалеет. И удивилась - настолько сильно отпечаталось в подростковом мозгу "Но Филипп не смеялся..."

Reply | Thread

Сноррь

(no subject)

from: snorri_di
date: Nov. 15th, 2007 01:25 pm (UTC)
Link

О да, одна сожженная обезьянка чего стоит. Помнится, меня эта сценка пробрала...
А что вообще Франк пишет о доне Фелипе?

Reply | Parent | Thread | Expand

(no subject)

from: mashat
date: Nov. 15th, 2007 11:49 am (UTC)
Link

Дина, а можешь написать про короля Иакова? и почему он Джеймс

Reply | Thread

Бранд

(no subject)

from: brandius
date: Nov. 15th, 2007 11:59 am (UTC)
Link

Ну, в Англии имя Иаков имеет форму "Джеймс" :)

Reply | Parent | Thread | Expand

Бранд

(no subject)

from: brandius
date: Nov. 15th, 2007 11:53 am (UTC)
Link

О, фильм уже кто-то видел?

Reply | Thread

Сноррь

(no subject)

from: snorri_di
date: Nov. 15th, 2007 01:26 pm (UTC)
Link

Наверное, кто-то и видел. Лично я только собираюсь посмотреть :-)) Уже год как собираюсь...

Reply | Parent | Thread

Таныч

(no subject)

from: holloweenjack
date: Nov. 15th, 2007 12:24 pm (UTC)
Link

В обчем, очередной оболганный монарх... извините за сарказьм... Ты, енто, напиши, плиз, права ли ты оказалась, и действительно ли он так нехорош в кине...
Цитата, кстати, преотличная...

Reply | Thread

Сноррь

(no subject)

from: snorri_di
date: Nov. 15th, 2007 01:27 pm (UTC)
Link

Обязательно напишу.
А ентот отрывок меня летом очень впечатлил. Решила при случае запостить в ЖЖ, для потомства, так сказать, гы-гы ;-))

Reply | Parent | Thread

(Deleted comment)

Сноррь

Re: Зачем в спальне нужны хористы

from: snorri_di
date: Nov. 16th, 2007 02:14 pm (UTC)
Link

М-м... кто руководствовался? Уж не те, кто любят орать: "Nobody expexts..." - и далее по тексту? ;-)

*натягивая сапоги*
Попробуй переубедить. Ты ведь знаешь, как милосердно я умею это делать...

Reply | Parent | Thread

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)

Ната

(no subject)

from: wienta
date: Nov. 15th, 2007 05:11 pm (UTC)
Link

Спасибо, замечательная цитата.
До недавнего времени я была такого же мнения о короле Филиппе, как об изверге, но мне попал текс его письма к дочерям, я даже не поверила, что такой непробиваемый угрюмый фанатик, как его часто описывали историки и литераторы, может быть таким ласковым и любящем отцом. Я поняла, что что-то здесь не так. Возможно Вы и читали это письмо, но все же процитирую:

"Я слышал что у вас все хорошо - это просто замечательные для меня новости! Когда у вашей маленькой сестры (Мария (1580-1583), дочь от четвертой жены) появятся первые молочные зубы, слишком рано по моим представлениям :это будет замена для двух зубов, которые я вот-вот потеряю - когда я вернусь назад (в Испанию), у меня их скорее всего не будет! Если у меня не будет других причин для жалоб, то с этим можно жить... Только что принесли мне показать то, что упаковано в ящик, который пошлют в Испанию - сладкую лиметту. Я имею ввиду, что это просто лимон, но тем не менее я хочу его вам послать. Если это действительно сладкая лиметта, то я, должен признать, ещё ни разу не видел такую большую. Я не знаю дойдет ли она туда (в Испанию) в хорошем состоянии; если вы её получите и она будет ещё свежей, то вы её непременно должны попробовать и сказать мне понравилась ли она вам; я просто не могу поверить, что сладкая лиметта может вырасти такой большой. Так что я буду рад, если вы мне пошлете об этом весточку. Маленький лимон должен только помочь заполнить ящик. Я посылаю вам также розы и цветок апельсина, чтобы вы увидели, что здесь растёт..
Ваш добрый отец"


источник:
Paul Graf Thun-Hohenstein: Philipp II. von Spanien in Briefen an seine Töchter (нем.), München, 1947

Reply | Thread

Сноррь

(no subject)

from: snorri_di
date: Nov. 16th, 2007 02:15 pm (UTC)
Link

Славное письмо. И вполне в духе Филиппа. Какой - после такого! - он может быть кровавый тиран...
А это Вы сами переводили? И нет ли у Вас каких иных писем?

Reply | Parent | Thread | Expand